Герои недели

Одни дома


Герои этой недели — животные, которые ждали дома своих людей, задержанных на митингах. Некоторые скучали, некоторые не очень. А кому-то из них даже удалось повлиять на решение полицейских.

Материал подготовлен вместе с ОВД-Инфо.

Попугай Степан и собака Лилу


Ярослав: У меня попугай, а еще месяц жила собака, из-за которой я не мог выехать на митинги в июле и августе этого года. Попугай изначально был не мой, его купили моей маленькой сестре. Через год меня попросили его забрать, так как у них там сады, школы — стало не до него. А я как раз переезжал в свою квартиру — ну и забрал попугая себе. Он живет у меня уже около четырех лет, зовут Степан, я ласково называю его Степан Аркадьевич. Не знаю, почему Аркадьевич, просто так.

Попугай Степан

Собака Лилу

А собаку зовут Лилу, это маленький шпиц, который иногда у меня тусит. Понятное дело, что хочется ездить на протестные акции, которые проходят в Москве, но ты понимаешь, что если тебя заберут, то совершенно неизвестно, когда ты выйдешь. В лучшем случае в эту же ночь или к утру, но могут и на 48 часов оставить, а потом еще и на 15 или на 30 суток закрыть. Поэтому у меня есть замечательная подруга, Александра, кстати, участница ОВД-Инфо, которая всегда готова в случае чего забрать моих животных

На митинге 5 мая 2018 года меня арестовали, но все закончилось достаточно удачно. Меня выпустили под утро из ОВД, и я вернулся домой.

В планах у меня уже было кому-то звонить, передавать ключи, потому что дома животное — нужно, чтобы кто-то либо забирал его, либо приезжал кормить.

Меня пытались закрыть на 15 суток в январе этого года. И я, конечно, тоже разрабатывал план Б, думал, кто из друзей сможет забрать попугая или даже собаку, если она останется у меня.

Когда я иду на митинг, я всегда оставляю Степану побольше еды. Я понимаю, что хоть я и езжу последние полгода на протесты в статусе журналиста, все равно меня могут схватить, и что будет дальше, неизвестно.

Можно ли ходить с животным на митинги и акции?

Не существует законов, которые определяли бы участие животных митингах, но есть Федеральный закон от 27.12.2018 №498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными», ограничивающий места пребывания домашних животных. Мы категорически не рекомендуем ходить на митинги вместе с домашними питомцами, потому что если вас вместе задержат, то вас не посадят в автозак с животным, его скорее оставят на улице.

Екатерина Селезнева

юрист ОВД-Инфо

Хотя попугаю вообще ультрафиолетово, есть я или нет. Это собака будет ныть. Я один раз ее оставил на два часа одну дома, так она вся обскулилась, охрипла. Поэтому мы стараемся с ней везде ездить вместе, и дома я ее не оставляю. А Степан спокойно просидит несколько дней один, ему главное попить, поесть и поставить его на подоконник, чтобы было с кем поорать.

Кошка Джунипер и кот Людовик


Джойс: Котов у меня двое, и именно они были моими спасителями. Джунипер оказалась у меня шесть лет назад. Я жила с девушкой и подарила ей на день рождения маму Джунипер, которую мы назвали Джезабелл. Через два года я уехала учиться в Венгрию, а эта наша кошка к тому времени была беременна. Когда я приехала в Москву за очередной партией вещей, моя подруга решила сделать мне подарок в ответ и подарила одного из котят. Это была моя Джунипер.

Я привезла ее в Будапешт. Она была там звездой, потому что у меня в квартире все время были вечеринки. Джунипер, в отличие от многих котов, не пряталась, а просто ходила по всем этим коленям, рукам, по всему чему только можно. И это до сих пор супер-шанти-кот, она очень общительная, очень любвиобильная. Кстати, Джунипер — это «можжевельник» в переводе с английского и с латыни.

А Людовик — это второй мой кот, младший, ему год. Одна моя знакомая написала в фейсбуке о том, что в Челябинске, откуда она родом, ее сестра нашла на заводе кошку с котятами и их там всячески вытравливают, мучают, издеваются, пытаются отловить и отправить куда-то туда, где бездомных животных убивают. Причем это была породистая кошка, тайская белая — похоже, что кто-то ее подбросил на этот завод. Не знаю, почему от нее решили избавиться. Может быть, у нее какие-то неправильные котята, не породистые. Выжили только три котенка. И один из них — это мой Людовик.

Кошка Джунипер

Кот Людовик

В общем, они искали семью для этих кошек в Челябинске, и я ответила в комментарии, мол, жалко, что я в Москве и не могу взять одного из котят. На что она мне ответила: «Да не вопрос, мои родители как раз собираются в Москву, они могут привезти котенка». И мне его привезли. Единственное, ему нужно было оформить паспорт в Челябинске, чтобы перевезти на самолете, и меня спросили, как его назвать. Я сказала: «Афанасий». Но когда он приехал и зашел в мою квартиру, я увидела его и подумала: «Нет, это Людовик». Вот такой он у меня. Король Солнце.

Меня задержали на митинге 27 июля 2019 года. Это был первый митинг в волне протестов, связанных с выборами в Мосгордуму. Я для одной организации делала репортаж оттуда. В какой-то момент я поехала на Рождественский бульвар, там меня ждали две подруги.

ОМОН и Росгвардейцы делают кольца, в которых держат митингующих людей. Они сделали такое кольцо на Трубной, и когда мы в него заходили, нам честно сказали: «Это только на вход, если вы зайдете, то уже не выйдете». Мы такие: «Ну окей».

Видно было, что людей просто вертят, крутят, выламывают им руки. В общем, все это мы отсняли, на весь этот ужас посмотрели и в какой-то момент решили, что нужно попробовать выйти из кольца, но нас не выпускали. Один из рядовых посоветовал нам подойти к старшему. В разговоре с ним я использовала запрещенный прием, сказала: «Посмотрите, нас три девушки, зачем мы вам?» Старший сказал: «Ну ладно, проходите!» — и быстренько нас выпустил.


Первое, что спросил у меня начальник отделения: «Как котики?»

Но когда мы вышли из этого кольца, я увидела, что одного парня жестко крутят и ведут в автозак. Я с айфоном в руках пошла это дело снимать, меня тут же схватили и просто внесли в автозак.

У нас не отобрали телефоны, и я быстренько написала пост о том, что я в автозаке, мне страшно, и я не знаю, что делать. Потому что это было мое первое задержание, и надеюсь, последнее. У меня довольно много подписчиков, и, как мне потом рассказали, в «ОВД-Инфо» написали несколько никак не связанных между собой людей о том, что Джойс в автозаке и нужно как-то ей помочь. Ночью из «ОВД-Инфо» ко мне прислали защитницу.

Мы начали просто разговаривать с ней, и в какой-то момент я сказала: «Самое ужасное, что у меня дома остались коты». Мне тогда и в голову не могло прийти, что это может как-то помочь. Дело в том, что я перед митингом не ночевала дома, и коты уже больше суток сидели одни. Помимо этого я рассказала ей, что у меня с детства бронхиальная астма и мне может стать плохо, но справки с собой у меня нет и я ничего не могу с этим сделать.

Защитница сказала, что попробует оба аргумента. Она пошла сначала к эти ребятам, которые оформляют, потом дошла до начальника отделения. И суть в том, что с плохим самочувствием не прокатило, а когда она сказала начальнику отделения, что у меня двое котов и их нужно покормить, это сработало. Она вернулась через полчаса и говорит: «Бери вещи». Я говорю: «В смысле?»

Она сказала, что я могу идти домой, у меня будет расписка о том, что я вернусь к моменту отправки в суд. Все ребята, которых привезли вместе со мной в отделение, остались там на двое суток. А я просидела где-то с восьми вечера до четырех утра.

У меня есть фото этого ходатайства, в нем написано «Отпустите, пожалуйста, потому что дома двое котов». В общем, я поехала к котам, а потом вернулась, как и было обещано в расписке, в понедельник к 9:00 утра, чтобы меня увезли в суд. Увезли меня туда, как водится, только через много-много часов. А перед этим позвали в кабинет начальника отделения — он должен был подписать мое дело. Я захожу, и первое, что он у меня спрашивает: «Как котики?» Я ответила, что котики хорошо, мне очень хотелось добавить, что они недовольны задержаниями и всей этой фигней. Но я не стала этого говорить вслух. Подумала, что сейчас не время. На прощание он сказал мне: «Ты больше по мероприятиям таким не ходи ради котиков».

Пес Раф и
кот Томпсон


Алексей: У меня двое животных. Старшенького зовут Раф, это собака. Ему 5 лет. Он похож чем-то на овчарку, но так это, конечно, дворняга. История у него такая: когда я сидел в тюрьме (Алексей  фигурант «Болотного дела», получил срок за участие в митингах в 2012 году — прим. rrrrrrr), моя жена шла с какой-то акции с друзьями — и они у шаурмичной встретили щенка. У него были большие уши и безумные глаза. Его назвали Рафом, но не в честь кофе, а в честь немецкой террористической организации. Версия была такая — глаза у него безумные, значит, он точно будет безумным, но если назвать его так громко, то это как-то его дисциплинирует. Из этой идеи ничего не вышло, он остался безумным.

Пес Раф

Кот Томпсон

Раф — очень любвеобильный дружелюбный пес. Он любит, чтобы ему чесали пузико, любит спать в обнимку, но вот собак на улице он жутко не любит, на всех бросается, лает. Считает себя главным хулиганом всей Москвы, наверное. Причем маленькие это собаки или большие, вообще не важно. Я все хочу отвести его к зоопсихологу, чтобы проработать этот вопрос. Потому что так-то он совсем беззлобный пес, но у него срабатывает какой-то инстинкт.

А младший — кот, его я взял во многом для того, чтобы у Рафа была компания, когда я на работе или уезжаю куда-то. Кота зовут Том, Томпсон. Не в честь кота из «Тома и Джерри». Томпсоном я его назвал в честь писателя, который писал бандитские истории, а еще в честь гангстерского пулемёта, потому что первое время кот просто уничтожал квартиру, тот еще хулиган был.

Ему чуть больше года. Мы нашли с подругой котят в подъезде, очень маленьких, очень плохо выглядящих. И моя подруга сказала: «Давай заберем их на передержку». И мы забрали два комочка. Одного сначала назвали Адвокат, потому что он истерично орал, а второй — вот, собственно, Том. Потом оказалось, что Адвокат — девочка. И когда мы с подругой разъезжались, я подумал, что могу взять с собой Тома, чтобы у Рафа был друг.

У кота всегда характерный взгляд: «Че ты приперся?» Он на всех так смотрит. Том свободолюбивый, не любит, когда его на руки берут, кусается много, но интересно, что он практически не выпускает когти. Кошки обычно так делают: обхватывают руку и начинают задними лапами раздирать ее, вот он таким образом просто щекочет человека, потому что когти у него не выпускаются. У меня еще есть гипотеза, что у него социализация через собаку происходит, поэтому он себя больше собакой чувствует, чем котом.

Спят они со мной. У Тома вообще два режима. Он ходит по своим делам и смотрит на всех типа: «Че ты приперся?», и если ты начинаешь пытаться гладить его или брать на руки, он начинает кусаться. А ночью он переключается на режим нежности — приходит, начинается тыкаться головой, обнимать за шею. Иногда пытается лечь на твое лицо. Мурчит как трактор при этом.

Они с Рафом очень любят есть книги. Недавно они у меня съели Беккера «Аутсайдеров», ели Лема — в общем, на философию их тянет сейчас.

С псом у них реальная дружба, они могут без моего участия начать играться, бегать. Раф, правда, бывает полным дураком, время от времени может кота прищемить. Хорошо, что Том может забраться наверх, где псу уже его не достать. Еще Раф ревнивый. Если я глажу кота, он приходит и такой: «Нет, давай меня гладь».

В день задержания я погулял утром с Рафом, пошел поработал, потом выступил на митинге. Это был митинг 10 августа 2019 года. Я произнес со сцены эмоциональную речь с использованием мата про то, что менты оборзели бить людей на улицах и сажать их в тюрьмы. Я подозревал, что такая речь вызовет брожение в головах полицейских. И в принципе допускал, что меня могут задержать. Поэтому сразу после выступления я уехал с митинга, тем более что мне нужно было работать. Когда я ехал домой, было уже поздно, я переживал, что уже час ночи, а я все еще не гулял с собакой. И тут меня задержали.

Сначала я переживал, что у меня будет уголовка, непонятно же, за что тебя задерживают — они ничего не говорят, кошмарят только. Меня-то 13 сутками не напугать, но из-за всей этой лексики, которую они используют, ты реально напрягаешься. Потом я понял, что меня везут не в следственный комитет, не в ФСБ, а в отдел полиции. Я расслабился, понял, что это, скорее всего, административка. И когда я перестал переживать из-за уголовки, я начал переживать из-за Рафа, потому что никто не знает, что меня задержали, и никто к нему не приедет. Он будет сидеть один, переживать и мучится.

Раф очень в этом смысле дисциплинированный, никогда не ходит в туалет в квартире, всегда терпит. Я стал переживать, не будет ли у него каких-то проблем со здоровьем из-за того, что ему придется так долго терпеть. Я хотел позвонить и сообщить кому-нибудь, что меня задержали — просто для того, чтобы Рафа перехватил кто-то. Но ночью мне позвонить не дали.

Утром я позвонил жене, сказал, что нужно ехать гулять с Рафом, потому что он уже сутки сидит один. И после этого я расслабился. Сказал, чтобы на суд мне привезли книги, потому что понимал, что меня закроют на 13 суток, а это классная возможность почитать то, на что обычно нет времени. Меня осудили по статье 20.1 КоАП РФ «Мелкое хулиганство», подчасть «Неуважение к обществу». Я в суде пытался доказать, что неуважения к обществу не было, потому что оно вместе со мной скандировало. Но судья разводил руками и говорил: «Ну, вы же вот все это сказали».

Когда я вышел, меня встретили ребята и мы поехали ко мне домой выпить пива. Раф в принципе очень эмоционально реагирует на всех людей, ко всем сразу начинает лезть. А тут еще я вернулся. Он меня не видел 13 суток и, конечно, распереживался. Начал не то скулить, не то лаять, при этом это было больше похоже на разговор, как будто он жалуется: «Ну во-о-от, где же ты был?» Но потом он успокоился, закайфовал, лег в центр нашей компании — и все стали чесать ему пузико.

Фотографии предоставлены героями.